тарелочка с голубой каемочкой

Журнал «Вестник Русского оптического общества»

Еще напишу об одном долгом проекте, журнале для Русского оптического общества. В это трудно поверить, но журнал делался 8 месяцев. Начался, потом приостановился, потом опять продолжился. Переделывался миллион раз. Статьи выкидывали, новые добавляли. И не было этому ни конца, ни края. Очень трудно общаться с заказчиком через посредников, да и цепочка людей, которые всё это утверждали, была слишком большой. Утверждения макета мы ждали полтора месяца. Работать так крайне трудно и, что печально, это вредит результату. Потому что в итоге утверждается худший вариант без объяснения причин. А дизайнерам остается только смириться. Бюджет тоже был достаточно ограниченным.
Самым смешным было то, что сначала изначально журнал заказывался как супер-срочный, за 3 недели. Примерно в сентябре. Потом он планировался как новогодний. Потом, после перерыва, он вышел как номер к 9 мая. И каждый раз добавлялся новый блок статей по случаю.
Но журнал в итоге напечатали. И опыт из работы мы вынесли. Да и макет изначально делался с энтузиазмом ;)

Макет: Мария Копытова.
Вёрстка: Алина Векшина.


Обложка — боль))) Пять подходов вариантов по 7-8. Показать выбрала несколько. Угадайте, что из этого в итоге утвердил заказчик? (при клике на картинку она откроется больше).

covers

Collapse )
тарелочка с голубой каемочкой

Книга для папы — Валерия Павловича Векшина

Наконец на 75-летие я сделала альбом для папы, хотя начала обещать его на 70-летие ;) Дизайнер в доме, а папа до сих пор был без большой книжки. Не порядок. Странно писать о книге для папы. Но я ее воспринимала как обычный заказ от заказчика, который должен быть доволен. И когда он говорил, что не представляет что это вообще будет и с чего начать, говорила: Спокойно, книги-то я делать умею! Значит и эту сделаю.

papas-book-cover

В общем, 1 июня я создала документ в индизайне, а в конце августа сдала в печать. И таким образом, лета опять не было, а была одна работа (и почему это происходит с каждым летом?). Когда типография выставила срок сдачи, я даже спать перестала, потому что не могла. Я просыпалась в 5 утра и не могла заснуть дальше. Всё зависело исключительно от меня, а я знала, что там еще табуну поваляться, а не одному коню.

Когда я ее начинала, я вообще не знала с чем мы работаем и что в итоге получится. У нас были только картины. Да, если книга про художника, то это должен быть альбом с картинами, но у папы все этапы творчества неразрывно связаны с жизнью и нашей семьей. И оказалось, что просто альбомом мы не ограничимся, потому что ему хотелось рассказать, как он начал рисовать, о дедушке, о всех людях, которым он благодарен, и вообще откуда у чего ноги растут. Так альбом стал альбомом-биографией.

Картины мы начали фотографировать года 3 назад. И многих у нас уже нет, они у кого-то (поэтому и фотографировали). Но с моим папой это трудная задача — сфотографировать картины. Приеду в Переславль, фотографирую часа 4 подряд, приезжаю через месяц, а он все переделал! Здесь докрасил, здесь новая рамка, здесь вообще всё переделал, и так постоянно. В итоге, у меня лавинно накапливается тонна фотографий, и многие картины сняты раза по 4, на разных этапах. И просто руки опускались иногда от количества) Он постоянно рисует, и последние работы мы включили в книжку за день до сдачи. И вслед мне неслись просьбы вот эту, вот последнюю, еще добавить!

Ещё была трудная задача — написать текст. В любой книжке должен быть текст. И написать его вроде как должен папа, это же его книжка. Заказывать тексты искусствоведам не очень хотелось, это будет сухой чей-то текст, относящийся только к картинам. Я насильно засадила его писать текст, потому что книга уже делается и текст нужен. Он старался писал, потом я это все переписывала, потому что как только хорошо рассказывающему человеку дают ручку и бумагу, сразу из нормальных предложений получается нечто, написанное «пятистопным ямбом».
В процессе вспомнилось столько всего, и это объдинило летом всю семью. Сто раз перерыли все альбомы с фотографиями (а из у нас больше 80-ти, больших таких, советских, в которые фотографии клеем вклеивались). Я узнала много всего нового. Саша, папина внучка, моя племянница, сидела пол лета за моим плечом, потому что ей было интересно как же из ничего получится книжка. И помогала мне набирать текст, фотографировать и сканировать.
В конце лета мы все вместе даже съездили в деревню около Клина, где папа рос совсем маленьким. Это было логическим продолжением вспоминания всего.

Я титанически пыталась слепить этот хаос в одну историю, собрать ее, найти логику, и разобраться во всех ступеньках папиного творчества. А теперь книга живет и начала влиять обратно. Конечно же ее надо было подарить всем-всем знакомым и папа с большим удовольствием общается сейчас с людьми, которых не видел и не слышал уже лет 20, живущих в разных странах. Повод пообщаться значительный и само по себе это приятно.

Следующее обещание от меня — сайт. Буду стараться.

Каллиграфия на обложке Елены Новосёловой. Когда за 3 дня до сдачи понимаешь, что нужна каллиграфия и без нее обложка не складывается, тогда и понимаешь что дружеская помощь незаменима! Спасибо, Лена.

Collapse )
тарелочка с голубой каемочкой

Тревелбук из Финляндии. Сентябрь 2015

В Финляндии было совершенно не до рисования, и вообще это был короткий передых между работой-работой и работой. Поэтому всего несколько страничек из маленького молескина. Не могу же я совсем без блокнота поехать ;)

Питер) потому что ездили на поезде и была длинная пересадка.

Finland-1

Collapse )
тарелочка с голубой каемочкой

Архив журнала «Ёж». 1928. Тримаг, 2015

Так как 5 томов «Архива журнала Мурзилка» стали очень успешными и востребованными, Тримаг продолжает развивать тему детских журналов и копает вглубь! Поэтому сейчас в работе книги по журналам «Чиж», «Ёж», «Новый Робинзон» и «Воробей». К выставке Нонфикшн выйдет первый том по «Ежу», за 1928 год, жёлтый, красивый и толстый ;) Первый том «Чижа» тоже скоро будет.
«Ёж» — это журнал для детей младшего школьного возраста, лет до 12, для пионеров. С предложениями, чем заняться, во что играть, как помочь родителям. «Чиж» — для дошкольников — журнал-картинка, даже для тех, кто не умеет еще читать.

Ezh-cover

Я с таким удовольствием зачитывалась этими журналами. Это очень практичный, талантливый и самозабвенный подход к детям, очень взрослое к ним отношение. Требование ответственности и осознанности жизни от них. Попытка развить любовь к труду, природе, своей новой стране. Тогда от 5-7 летних детей ждали гораздо большего, чем сейчас. В каждом номере есть схемы как сделать что-то своими руками, например скворечник, или корабль, или лук. И детям самим предлагают взять пилу, рубанок, гвозди и все сделать самим. Сейчас нам кажется, что дети даже в 10 с таким не справятся.
Меня удивило, что есть много очень грустных рассказов, о жизни и смерти животных например. Как кого-то спасали и не спасли.
По материалам очень хорошо видно, чем жили люди после революции. Как воспитывали детей, чтобы потом они закрывали пятилетки в 3 года и жаждали трудовых побед. Но здесь действительно видно, что многого не хватало и это надо было сделать своими руками. И все это настолько искренне подается, что не возможно не верить в эту правду. Хотя сейчас знаешь, что существовала и другая сторона жизни, с теми же колхозами например.
Есть много о жизни в других странах. Здесь идеологии конечно больше. Сейчас достаточно смешно читать о том, как мучились дети в разных капиталистических странах, в то время как у нас «всё уже было хорошо».
Очень много о природе, и о труде на земле. И это так хорошо. Сейчас совершенно обесценился труд на земле, своими руками. Городские дети часто даже не знают, как растет картошка.

Я думаю, что сейчас очень не хватает хорошего детского журнала, талантливого и с хорошим наполнением. Он может быть государственным, он даже может быть с идеологией, но он должен быть практичным и о реальной жизни. Может переиздание архивов старых журналов подтолкнет к созданию нового!

Тогда собрался очень талантливый коллектив. В журналах работали все известные писатели и художники, которых мы любим до сих пор. Писатели: Маршак, Шварц, Хармс, Олейников, Чуковские, Шкловский, Пришвин, Чарушин, Бианки; художники: Лебедев, Конашевич, Тырса, Сафонова, Чарушин, Стерлигов, Ермолаева и многие другие.

В книге есть много рассказов для детей, всяких ребусов, загадок, стихов. Но для взрослых она будет еще более интересна. Это история в чистом виде. В книгу вошло практически 100% материалов (за редкими исключениями, связанными с правами на публикацию). История становится живой, не то, что сухие факты в учебнике.

Collapse )
тарелочка с голубой каемочкой

Russian View, 007. Октябрь-ноябрь, 2015

Нет ничего более постоянного, чем временное. Поэтому отдохнуть в кризис нам не удалось и мы продолжаем выходить, хоть и реже. Зато это самый толстый номер из всех вышедших — 168 полос. Так как в номере досье на Саудовскую Аравию, скоро выйдет еще один вариант журнала — на русском и арабском языках. (Пришлось выучиться верстать на арабском. Это было весело).

RV007-obe

Арт-директор: Алина Векшина
Дизайнер: Надежда Преображенская

Collapse )
тарелочка с голубой каемочкой

Russian View, 006. Март-апрель, 2015

Как это ни странно, в этом журнале я больше не работаю, а следующий номер (пока последний) у нас все-таки вышел. Начинали делать этот номер еще в декабре, а доделали только сейчас. Сейчас проект заморожен до лучших времен.

RV006_obe

Арт-директор: Алина Векшина
Дизайнер: Надежда Преображенская

Collapse )
тарелочка с голубой каемочкой

Питомник спортивных ездовых собак «Северный»

В выходные ездили в питомник смотреть на хаски. Там не разводят собак на продажу, а растят собак для соревнований. Хаски сильные и выносливые, но ленивые. Поэтому здесь еще разводят борзых и лаек, и скрещивают метисов из этих пород. Борзые бегают в два раза быстрее хасок.
Зимой соревнования на санях, но летом тоже есть соревнования, на колесных всяких прицепах, и даже на квадроциклах.

В питомнике очень много собак и они очень активные, поэтому их не может утомить даже приезд 40 человек, и не раз в день. С ними можно сходить погулять в лес на поводке, покататься на санях на упряжке из 8 собак, всех перегладить, поносить щенков на руках, покормить. Ни одна собака не огрызнулась ни разу, все добрые. Только очень сильные, если не привязана, то будет рваться скорее бежать, даже взрослому трудно удержать.

Живут они на улице в вольерах. Конечно с первого взгляда, когда сам замерз на улице за час, кажется как они бедные на морозе. Хаски хорошо себя чувствуют при температуре -25. Сейчас было около нуля, и им было постоянно жарко ;) Ели снег и в нем валялись. А летом им совсем жарко, лежат и бегать не хотят.

Клуб ездовых собак Северный

Collapse )
тарелочка с голубой каемочкой

Итальянский тревелбук

Под Италию пустила странный японский блокнот, оформленный в американском стиле. В нем нет пустых страничек, все с надписями и полосочками. Он для записи дорог, шоссе и заправок, типа на машине через всю Америку) Купила, потому что понравилась бумага и сделан он как книжка (тетрадки зажатые между двух картонок и тканевый корешок). Подумала, что будет интересно рисовать, не обращая внимания на надписи. Он и получается странным, мало картинок, много текста. Но это потому, что в Италии очень много всего смотреть, и поэтому по 15-20 км каждый день, а в конце дня время остается только чтобы схематически набросать дорогу от чего к чему ты сегодня ходил. А в конце приклеить чек ресторана, в котором протянул ноги к вечеру)

Италия началась весной в Риме, продолжилась на НГ в Падуе, Флоренции и Венеции. В начале нарисована общая карта Италии, на которую постепенно добавляю города, в которых была. Блокнот толстый, еще надолго хватит) И в Италии еще столько мест, куда я очень хочу!

Italy. Rome

Collapse )
тарелочка с голубой каемочкой

Маргит (Margate) / январь 2014

Если рядом есть море, то мы туда обязательно съездим. Хоть летом, хоть зимой. Я и Кентербери выбрала, потому что рядом с морем, на поезде минут 20. Кентербери стоит в середине мыса, поэтому выбор городков на море был большой. Маргит выбрала, потому что здесь есть Музей современного искусства на берегу.

Margate

Collapse )